Соглашение об отступном в банкротстве

Вс рф: передавать имущество должника-банкрота в качестве отступного одному из кредиторов минуя стадию его продажи на торгах нельзя

Соглашение об отступном в банкротстве

Законодательство о банкротстве направлено на установление баланса между разнонаправленными интересами кредиторов, с одной стороны, должника и лиц, участвующих в его капитале, с другой стороны.

Это значит, что кредиторы не могут принимать произвольные решения о судьбе имущества должника, игнорируя предписанные законом процедуры, направленные на выявление его рыночной стоимости.

На это указал Верховный Суд Российской Федерации, рассматривая кассационные жалобы конкурсного управляющего ООО и участника этого общества (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 21 января 2019 г. № 302-ЭС18-528).

Обстоятельства данного дела заключались в следующем.

На собрании кредиторов общества было принято решение о заключении соглашения, по условиям которого недвижимое имущество должника передается в качестве отступного одному из кредиторов, а последний, в свою очередь, обязан перечислить должнику денежные средства в размере 3,47 млн руб. в погашение требований других кредиторов. При этом соглашение было заключено на условиях, предложенных самим кредитором, а зафиксированная в нем стоимость имущества, подлежащего передаче в качестве отступного, составила 10,6 млн руб.

Конкурсный управляющий должником обратился в суд с заявлением о признании указанного решения собрания кредиторов недействительным. По его мнению, это решение нарушило права кредиторов и должника на получение максимальной выручки от реализации имущества.

Суд первой инстанции признал решение собрания кредиторов недействительным. Он указал, что принятое решение противоречит установленному Федеральным законом от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о несостоятельности (банкротстве)) порядку передачи имущества в качестве отступного, поскольку такая передача возможна лишь после соблюдения процедуры реализации имущества путем проведения нескольких последовательных торгов, в том числе, посредством публичного предложения.

Однако суд апелляционной инстанции отменил определение суда первой инстанции.

Он счел, что в данном случае прямая передача имущества должника в качестве отступного не привела к нарушению прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, так как кредитор принял на себя обязательство по перечислению на расчетный счет должника денежных средств даже в большем размере, чем необходимо для погашения требований всех кредиторов общества.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ с таким подходом не согласилась и оставила в силе определение суда первой инстанции. Она пояснила следующее.

Законом о несостоятельности (банкротстве) предусмотрен специальный порядок реализации имущества должника путем проведения нескольких последовательных торгов.

Такой механизм реализации имущества банкрота направлен на создание условий для заключения сделок по наиболее высокой цене, выявленной в ходе сопоставления свободных конкурирующих заявок.

Это обеспечивает защиту как интересов кредиторов, так и защиту прав должника, его участников (акционеров, собственников имущества унитарных предприятий), претендующих на активы должника, оставшиеся после расчетов с кредиторами.

В качестве отступного кредиторам может быть передано только то имущество, которое не было продано в порядке, установленном Законом о несостоятельности (банкротстве).

В рассматриваемом же случае собрание кредиторов большинством фактически одобрило заключение соглашения об отступном с одним из кредиторов, минуя стадию продажи недвижимого имущества на торгах.

Такое решение собрания кредиторов противоречит требованиям, предъявляемым Законом о несостоятельности (банкротстве) к порядку отчуждения имущества должника.

И хотя оно не нарушило права кредиторов должника, но зато пострадали интересы самого должника и ее мажоритарного участника, который имел правомерные ожидания относительно того, что имущество подконтрольной ему организации будет выставлено на торги для определения справедливой цены продажи.

Таким образом, заключил ВС РФ, прямая передача имущества в качестве отступного одному из кредиторов на предложенных этим кредитором условиях без выявления в установленном порядке подлинной стоимости недвижимости нарушила права должника и, как следствие, права его участника.

Источник: https://www.garant.ru/news/1248889/

Арбитражный суд Республики Северная Осетия – Алания

Соглашение об отступном в банкротстве

«Проблемные вопросы, возникающие при рассмотрении сделок в делах о банкротстве»

(обобщение судебной практики за 2017г.)

Целью обобщения судебной практики, сложившейся в суде при рассмотрении споров, связанных с обжалованием сделок в рамках дел о банкротстве, является выявление и анализ теоретических  проблем правоприменительной практики суда, выделение и устранение ошибок и различий применения судом законодательства, выявление причин и условий, способствовавших этому.

Об актуальности темы свидетельствует тот факт, что только за 2017г. в суд поступило 138 заявлений об оспаривании сделок в рамках дел о банкротстве.

Добросовестные кредиторы, в интересах которых выступают конкурсные управляющие, обжалуя в рамках дел о банкротстве  сделки, ранее заключенные между должником и его отдельными контрагентами с целью незаконного выведения имущества должника из конкурсной массы, имеют возможность реально пополнить конкурсную массу и получить удовлетворение своих имущественных требований.

Правовым инструментом по борьбе с недобросовестным поведением должника является оспаривание совершенных им сделок в порядке главы III.1 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в  постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”

Следует отметить, что сделками, которые оспариваются в рамках дел о банкротстве чаще остальных, являются договоры поручительства, залога, купли-продажи, цессии.

В настоящем обобщении приведены отдельные вопросы, вызвавшие затруднения при разрешении споров указанной категории.

  1. При признании недействительной сделкой соглашения об отступном, права требования одной из сторон по которому было обеспечено залогом, применении последствий его недействительности необходимо проверить наличие залогового имущества, установить его стоимость, разницу между стоимостью имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением, учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств кредитора, погашенных с предпочтением.

В рамках дела о банкротстве Общества – застройщика конкурсный управляющий должника обратился в суд со следующими требованиями: признать недействительной сделкой соглашение об отступном, заключенным между Должником и Банком ( ст. 61.2,61.3 Закона о банкротстве) ; применить последствия недействительности сделок в виде возврата Обществу нежилых помещений.

Из материалов дела усматривается, что в результате заключения соглашения об отступном Общество взамен исполнения обязательств, вытекающих из договоров о кредитной линии, передало Банку спорное недвижимое имущество ( несколько объектов недвижимости), находившееся у Банка в ипотеке.

Определением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Суды, признав отсутствие оснований для применения статьи 61.2 Закона о банкротстве и, удовлетворили заявленные требования по статье 61.3 Закона о банкротстве.

В качестве последствий признания сделки недействительной применена двусторонняя реституция в виде  возврата Обществу спорного недвижимого имущества; восстановления задолженность Общества перед Банком по кредитным договорам.

Постановлением арбитражного суда округа названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отменяя судебные акты, суд округа указал на неправильное применение последствий недействительности сделки.

В соответствии с пунктом 29.3 постановления N 63 при оспаривании на основании статьи 61.

3 Закона о банкротстве сделок по удовлетворению требования, обеспеченного залогом имущества должника, уплаты денег (в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия залогодержателя или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве) либо передачи предмета залога в качестве отступного (в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства) – необходимо учитывать следующее.

Такая сделка может быть признана недействительной на основании абзаца пятого пункта 1 и пункта 3 статьи 61.

3 Закона о банкротстве, лишь если залогодержателю было либо должно было быть известно не только о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика, но и о том, что вследствие этой сделки залогодержатель получил удовлетворение большее, чем он получил бы при банкротстве по правилам статьи 138 Закона о банкротстве, а именно хотя бы об одном из следующих условий, указывающих на наличие признаков предпочтительности: а) после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у него обязательств, относящихся при банкротстве к первой и второй очереди, и (или) для финансирования процедуры банкротства за счет текущих платежей, указанных в статье 138 Закона о банкротстве; б) оспариваемой сделкой прекращено, в том числе обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций, и после совершения оспариваемой сделки у должника не останется имущества, достаточного для полного погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

Принимая решения, которые были в дальнейшем отменены, судебные инстанции не учли следующее.

Из материалов дела следует, что обязательства должника перед Банком по кредитным договорам обеспечены залогом имущества должника.

В соответствии пунктом 29.3 постановления N 63 последствия признания недействительной сделки по передаче предмета залога в качестве отступного, согласно пункту 1 статьи 61.

6 Закона о банкротстве, заключаются в возложении на залогодержателя обязанности по возврату его в конкурсную массу и восстановлении задолженности перед ним; также восстанавливается право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Применяя последствия недействительности оспариваемых сделок, в нарушение положений указанного пункта постановления N 63, суды  не восстановили банку право залога по смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) требования залогового кредитора в части, обеспеченной залогом, погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами, за изъятиями, установленными законом. Такие изъятия предусмотрены законодательством о банкротстве.

В силу статьи 131 Закона о банкротстве после открытия конкурсного производства заложенное имущество включается в конкурсную массу. Статьей 134 Закона о банкротстве определена очередность удовлетворения требований кредиторов, а статьей 138 названного Закона – особенности погашения требований кредиторов, обеспеченных залогом.

В силу положений пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве 80 процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, гарантированно направляется на погашение требований кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника (в пределах непогашенных сумм кредита и процентов за пользование кредитом).

Оставшиеся 20 процентов резервируются на специальном банковском счете должника для погашения: требований кредиторов первой и второй очереди (независимо от момента возникновения указанных требований) на случай недостаточности иного имущества должника для проведения расчетов по этим требованиям (15 процентов средств), а также названных в Законе видов текущих платежей (5 процентов средств).

Из разъяснений, содержащихся в предпоследнем абзаце пункта 29.

3 постановления N 63, следует, что при оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением. По смыслу указанного абзаца пункта 29.

3 постановления N 63 оспариванию в судебном порядке в качестве сделки подлежит именно фактически полученный залоговым кредитором платеж в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Таким образом, применяя последствия недействительности сделки, суды должны были указать, в какой части сделка совершена с предпочтением (с учетом наличия или отсутствия первой и второй очереди кредиторов), в какой части следует применить последствия недействительности сделки.

Кроме того, если залоговому кредитору передано в качестве отступного несколько разных заложенных вещей, то, руководствуясь положениями предпоследнего абзаца пункта 29.3 постановления N 63, суд может в рассматриваемом споре признать недействительной передачу собственности только на некоторые из них в пределах предпочтения.

Таким образом, двусторонняя реституция, в случае если она должна быть применена,  может состояться в том числе, в форме восстановления залога и возврата имущества, составляющего 20% залоговой стоимости. Если это множество объектов, то возвращается один из объектов, чья стоимость составляет 20% от стоимости всего заложенного имущества, а не все имущество.

Судом округа указано, что при новом рассмотрении дела суду необходимо проверить наличие либо отсутствие кредиторов первой и второй очереди, предмета залога; при наличии залогового имущества установить его стоимость, а также определить разницу между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением; учесть размер требований кредиторов первой и второй очереди при установлении разницы между общей стоимостью недвижимого имущества и размером обязательств ответчика, погашенных с предпочтением.

{Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.11.2017 N Ф08-8369/2017 по делу N А61-3413/2015 {КонсультантПлюс}}

  1. В признании недействительным совместного заявления банка и должника о прекращении регистрационных записей и восстановлении права залога (ипотеки) по договору отказано, поскольку пропущен срок исковой давности для оспаривания сделки. При оценке начала течения срока исковой давности оценивается также  эффективность действий конкурсного управляющего.

В рамках дела о признании акционерного коммерческого банка  несостоятельным (банкротом) в суд обратился конкурсный управляющий должника в лице государственной корпорации “Агентство по страхованию вкладов” (далее – конкурсный управляющий, Агентство) с заявлением: о признании недействительным совместного заявления Банка и Общества о прекращении регистрационной записи  в отношении предмета ипотеки. Кроме того, Агентство просило применить последствия недействительности сделки, обязав восстановить право залога (ипотеки) банка по договору ипотеки

Определением суда,  оставленным без изменения постановлением апелляционного суда и кассационной инстанции  в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано исходя из следующего. 

Как видно из материалов дела, Банк (кредитор) и Общество (заемщик) заключили кредитный договор, по условиям которого Обществу предоставлен кредит. В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору Банк и Общество заключили договор ипотеки и зарегистрировали его в установленном порядке.

До возбуждения дела о банкротстве на основании совместного обращения Банка и Общества Управлением Росреестра в ЕГРП погашена зарегистрированная в пользу банка ипотека в отношении спорных объектов недвижимости.

В дальнейшем Общество заключило договор купли – продажи с гражданином К, а тот, в свою очередь перепродал объект бывшей ипотеки гражданину Г.   Договор купли-продажи недвижимости с Г. зарегистрирован.

Решением арбитражного суда от 27.12.2013 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство.

Источник: https://alania.arbitr.ru/node/13489

Новости

Соглашение об отступном в банкротстве

11.02.16

В настоящей статье рассмотрено применение судами норм законодательства о банкротстве при решении вопроса законности соглашения об отступном, предметом которого, является право взыскания задолженности участников/директоров должника по их обязательствам.

Последней стадией процедуры  банкротства, как известно, является конкурсное производство. Цель данной стадии заключается в погашении должником требований кредиторов с помощью реализации его активов.

 Один из способов прекращения обязательств – отступное в соответствии со ст. 409 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) и ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 г.

№127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Однако, применение положений данных статей на практике зачастую вызывает затруднения из-за различных фактических обстоятельств, имеющих место  в том или ином банкротстве.

Например, возникает вопрос о возможности заключения соглашения об отступном, когда единственным активом должника является задолженность их участников или директоров по обязательствам перед юридическим лицом.

Поэтому, в данной статье мы разберем два случая оспаривания соглашений об отступном, предметом которых, стало право взыскания с участников и директоров должника задолженности в силу привлечения их к субсидиарной ответственности.

По первому случаю  (дело № А04-5355/2010) Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в качестве надзорной инстанции вынесено Постановление № 5419/12 от 11 июня 2013 г.

Суть дела заключается в том, что в процедуре банкротства ООО «Лотос» единственным кредитором являлась Федеральная налоговая служба в лице Управления ФНС по Амурской области. После привлечения к субсидиарной ответственности участника и бывшего директора ООО «Лотос»  Вольновой Р.В.

, и вынесении судом определения о взыскании с нее задолженности, советом кредиторов, для ускорения конкурсного производства, было принято соглашение об отступном.

В соответствии с ним, право требования по данной задолженности переходило от должника к кредитору, то есть осуществлялось правопреемство.

Судом первой и судом апелляционной инстанции, жалоба, которая поступила от Вольновой Р.В., данное правопреемство признано законным. Постановлением суда кассационной инстанции ранее принятые акты были отменены, а соглашение об отступном расценено как ничтожное.

Суд основывался на следующих доводах: во-первых, он указал, что по смыслу статьи 409 ГК РФ предоставление отступного взамен исполнения влечет прекращение обязательства, которое не влечет правопреемства и перемены лиц в обязательстве, а договор, поименованный соглашением об отступном, фактически является договором права требования; во-вторых, суд постановил, что соглашение заключено с нарушением порядка реализации имущества должника, установленного статьями 110, 111, 139 и 140 Закона о банкротстве, предусматривающего продажу прав требования должника в процедуре конкурсного производства путем проведения торгов.

Президиум ВАС РФ отменил постановление кассационной инстанции, признав соглашение об отступном, заключенное в данных обстоятельствах, соответствующим нормам законодательства. При этом, Президиум сделал ряд заключений относительно применения вышеуказанных норм к данному случаю.

Так, по мнению суда: «статья 409 Гражданского кодекса действительно предусматривает направленность отступного на прекращение обязательства, однако это не препятствует передаче (уступке) другого (не прекращаемого отступным) права (требования) в качестве отступного».

В данном деле имеет место уступка права требования по одному обязательству для прекращения другого права требования, то есть соглашение об отступном направлено на прекращение обязательств должника по исполнению требования кредитора, а не переданного в качестве отступного требования должника к Вольновой Р.В.

Относительно мнения суда кассационной инстанции об обязательности проведения торгов Президиум ВАС разъяснил, что действительно, по общему правилу, имущество должника ( в том числе право требования) подлежит продаже, путем проведения последовательных торгов.

 Данная процедура направлена на справедливый учет интересов всех кредиторов и участников должника.

Однако, в данном случае, в объем субсидиарной ответственности включено единственное требование ФНС РФ без учета текущих платежей, и единственным участником должника является лицо, привлеченное к субсидиарной ответственности.

«Таким образом, несоблюдение указанной процедуры реализации имущества должника, не приведшее к нарушению тех интересов, для защиты которых такая процедура установлена, не может влечь недействительность соответствующей сделки».

Кроме того, Президиум ВАС РФ посчитал правомерным отклонение судами первой и апелляционной инстанций при проведении процессуального правопреемства довод Вольновой Р.В.

о недопустимости в силу статей 44 и 45 Налогового кодекса Российской Федерации исполнения обязательств по уплате налогов и сборов путем передачи отступного при банкротстве, указав, что положения законодательства о банкротстве (пункты 8 и 9 статьи 142 и пункт 1 статьи 148 Закона о банкротстве), допускающие такой способ погашения требований кредиторов, не делают исключений для уполномоченного органа. По смыслу статей 137, 142 Закона о банкротстве уполномоченный орган должен иметь равную с остальными кредиторами третьей очереди возможность удовлетворения своих требований в деле о банкротстве, в том числе способами, указанными в пункте 8 статьи 142 Закона о банкротстве.То обстоятельство, что к настоящему времени должник уже прекратил свое существование как юридическое лицо, не препятствует проведению процессуального правопреемства. (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.04.2012 № 14140/11)

В то же время во втором случае Верховным Судом Российской Федерации в качестве надзорной инстанции по делу № А13-1710/2014 вынесено Определение № 307-ЭС15-2185 от 16 марта 2015 г. Ключевым отличием данного дела от первой ситуации является то, что в реестр требований кредиторов к должнику были внесены требования не одного, а нескольких кредиторов.

При проведении процедуры банкротства ООО “Тополь” между ним и его кредиторами было заключено соглашение об отступном, согласно которому, ООО «Тополь» в счет погашения текущей задолженности и задолженности включенной в реестр требований кредиторов ООО «Тополь», передает кредиторам (пропорционально имеющимся требованиям к ООО «Тополь») право требования долга к третьим лицам.

Истец – ООО «Альтаир-Консалтинг», являющийся одним из кредиторов ООО “Тополь”, подал иск о признании недействительным соглашения об отступном,  на основании ст. 168 ГК РФ как ничтожную сделку.

Истец считает, что права требования долга должны были реализовываться на открытых торгах по продаже имущественных прав и  что оспариваемой сделкой нарушаются его права, так как он в результате заключения оспариваемой сделки получил не денежные средства, а права требования долга к третьим лицам.

В качестве правового обоснования истец сослался на статью 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 140, пункты 3 и 5 статьи 111, статьи 139 и 140 Закона о банкротстве.  

Однако, суд первой инстанции в иске отказал; по мнению суда, соглашение об отступном направлено на погашение требований всех кредиторов ООО «Тополь» в очередности установленной законом, то есть носит справедливый характер.

Задолженность третьих лиц перед ООО «Тополь», подтвержденная решениями суда, передана кредиторам ООО «Тополь» по номинальной стоимости. Доказательств того, что задолженность стоит выше ее номинальной стоимости истец не предоставил.

Таким образом, несоблюдение указанной процедуры реализации имущества должника – ООО «Тополь», не приведшее к нарушению интересов кредиторов, не может вызывать недействительность соответствующей сделки

Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения; но Постановлением Арбитражного Суда Северо-Западного округа от 10 декабря 2014 года  по делу №А13-1710/2014 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены. Удовлетворяя кассационную жалобу ООО «Альтаир-Консалтинг», суд приводит следующие доводы.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве имущество должника, признанного банкротом, подлежит продаже в рамках строго установленной процедуры, допускающей возможность проведения нескольких последовательных торгов, и только в случае, если все эти торги не состоятся, имущество может быть передано кредиторам в качестве отступного (статьи 110, 111, 139, пункты 8 и 9 статьи 142 и пункт 1 статьи 148 Закона о банкротстве). В таком же порядке, с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), осуществляется продажа прав требования должника (статья 140 Закона о банкротстве).

По мнению суда кассационной инстанции, апелляционный суд сделал ошибочный вывод о том, что фактические обстоятельства в настоящем деле аналогичны тем, которые были установлены в постановлении Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 г. № 15419/12.

В названном постановлении Президиума ВАС РФ уполномоченный орган являлся единственным кредитором, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов должника; кредитор выразил волеизъявление и самостоятельно подписал соглашение об отступном; а в данном случае Общество не являлось единственным кредитором должника и не выражало своего согласия на заключение соглашения, соответственно, права подателя жалобы были нарушены.

Верховный Суд РФ отказал Межрайонной инспекции ФНС № 8 (один из конкурсных кредиторов ООО “Тополь”) в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации из-за отсутствия нарушения норм материального и (или) процессуального права, тем самым поддержав решение суда кассационной инстанции. Довод о том, что заключение спорного соглашения привело к удовлетворению требований кредиторов в большем объеме, чем если бы конкурсный управляющий действовал в соответствии с предусмотренной законом процедурой реализации имущества должника, не может быть принят во внимание, поскольку получение большего экономического эффекта от заключенной сделки не может само по себе исцелять ее от пороков, связанных с нарушением закона. (Определение Верховного Суда Российской Федерации № 307-ЭС15-2185 от 16 марта 2015 г. )

Таким образом, рассмотрев Постановление Президиума ВАС и Определение ВС РФ, мы можем сделать некоторые выводы.

Заключение соглашения об отступном в случае, когда предметом соглашения является право требования с единолично исполнительного органа или участника Должника в порядке субсидиарной ответственности, не противоречит положениям ст. 409 ГК РФ.

Соглашение об отступном, по общему правилу, может быть заключено по соглашению кредиторов после проведения трёх этапов торгов; без торгов соглашение может быть заключено при условии не нарушения ничьих прав, а именно: соглашением об отступном не должна погашаться задолженность по текущим платежам и не должны нарушаться права кредиторов. Исходя из разобранных дел, данное условие выполняется только при наличие одного требования в реестре требований кредиторов. Даже если соглашение об отступном принято единогласно и заключено на собрании кредиторов и пропорционально удовлетворяет их требования, оно признается незаконным из-за несоответствия установленному законодательством порядку реализации имущества должника вне зависимости от достигаемого экономического эффекта от заключения такой сделки.

Также не должны нарушаться права учредителей и участников Должника. Соглашение признается соответствующим закону в случае, единственный или все участники привлечены к субсидиарной ответственности, право требования взыскания задолженности по которой передается по соглашению об отступном.

Если хоть с одного участника или учредителя Должника  задолженность в порядке субсидиарной ответственности  не взыскивается, или он не присутствовал на собрании кредиторов и не выразил своего согласия на самостоятельное взыскание задолженности, то данное соглашение признается недействительным (ничтожным).

Материал подготовлен редакцией Vargi.org

Источник: http://vargi.ru/news/lawyer/soglashenie_ob_otstupnom_v_ramkakh_del_o_bankrotstve.html

Как Кредитору принять отступное при банкротстве Должника

Соглашение об отступном в банкротстве

Наша компания предлагает услуги по сопровождению банкротства

За подробными консультациями обращайтесь к менеджерам по телефонам: в Санкт-Петербурге: +7 (812) 325-48-60 в Москве:

+7 (495) 223-27-69

Ваш Контрагент находится в процессе банкротства, а вы согласны на отступное? Мы расскажем, как принять исполнение с учетом изменений в законе о банкротстве. Напоминаем, что поправки вступили в силу с 21 декабря 2016 года. Положения статьи 142.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” призваны упорядочить процедуру погашения требований кредиторов путем предоставления отступного. Данный путь возможен только в отношении имущества должника, не проданного или не переданного в порядке, установленном Законом о банкротстве. Должник должен являться юридическим лицом. Еще одно обязательное условие – отсутствие непогашенных требований, которые относятся к текущим платежам, то есть требований первой и второй очереди (согласно п. 1 статьи 142 Закона о банкротстве). Не допускается предоставление отступного имущества, обремененного залогом. Обратите внимание: каких-либо ограничений для применения этой нормы в отношении физических лиц закон не предусматривает.

Порядок передачи отступного

По общему правилу прямая передача имущества в качестве отступного без предварительного выставления его на все необходимые торги не допускается. Исключение возможно в случае, если не нарушаются интересы тех лиц, для защиты которых такая процедура установлена (согласно статьям 34 и 35 Закона о банкротстве).

Если имущество не удалось реализовать с торгов, конкурсный управляющий обращается к собранию или комитету кредиторов. Там утверждается предложение о порядке погашения долга путем предоставления отступного. Отсутствие такого согласия влечет за собой признание совершенной сделки недействительной на основании статей  166 и 168 ГК РФ.

Кроме того, утверждение арбитражным судом соглашения об отступном без решения собрания кредиторов не предусмотрено законом. Это следует из Определения ВС РФ от 11.11.2015 N 307-ЭС15-14878. Таким образом, волю кредиторов нельзя заменить решением арбитражного суда и в последующем установить законность совершенной сделки.

В предложении о предоставлении отступного необходимо указать сведения о составе имущества, порядке ознакомления с ним и его стоимости.

Также указывается срок направления кредиторам заявлений о согласии на получение отступного, который не может быть меньше 30 рабочих дней со дня оправки предложения или размещения его на ЕФРСБ.

Кредитор, не направивший заявление о согласии, считается отказавшимся от погашения своего требования путем предоставления отступного. То же самое касается кредиторов, которые не указали сведения об имуществе должника.

Вопрос о порядке распределения активов между кредиторами, претендующими на одно и то же имущество, отдан на откуп конкурсного управляющего и собрания кредиторов.
Норма п. 1 статьи 142.1 Закона о банкротстве не допускает предоставление отступного при наличии непогашенной текущей задолженности. Это обусловлено преимущественным положением кредиторов по текущим платежам. Об этом же свидетельствует правовая позиция, изложенная в Определении ВС РФ от 22.08.2016 N 303-ЭС16-5060. При наличии у должника кредиторов, заявивших о согласии на получение нереализованного имущества, ненаправление конкурсным кредиторам предложения о принятии имущества не является нарушением их прав. Еще одно обязательное условие заключения соглашения об отступном – отсутствие требований кредиторов первой и второй очереди. Принцип очередности удовлетворения запросов конкурсных кредиторов за счет отступного также сохраняется. Получение отступного последующей очередью возможно только после полного погашения требований предыдущей или получения отказа от него. Если кто-либо из кредиторов отказался от отступного, имущество должника распределяется между остальными заявителями, обозначившими согласие. Раздел производится пропорционально размерам погашаемых требований кредиторов. Таким образом, новая статья Закона о банкротстве регламентирует обязательный порядок действий конкурсного управляющего и кредиторов должника при решении о погашении требований путем предоставления отступного. Это позволит снизить количество споров, которые связаны с нарушением принципа пропорциональности и очередности удовлетворения требований кредиторов. Наталья Танцюра, Руководитель практики “Банкротство”

Объединенной Консалтинговой Группы.

Источник: https://okgru.com/press-centr/mneniya-ekspertov/id1073/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.