Апелляционное определение ск по административным делам

Содержание

Статьи

Апелляционное определение ск по административным делам

В г. Вологда в ноябре 2018 года был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 3.

1 Закона Вологодской области «Об административных правонарушениях» в отношении ООО УК «ЖКЦ», которое, управляя домом № 51 по Советскому проспекту, допустило нарушение пунктов 3.1, 3.6.1, 4.2.

1 Правил благоустройства г. Вологды, а именно не скошена трава на сформированном земельном участке дома и прилегающей территории.

Постановлением административной комиссии в декабре того же года ООО УК «ЖКЦ» привлечено к административной ответственности, предусмотренной ст. 3.1 Закона Вологодской области «Об административных правонарушениях», назначено административное наказание в виде предупреждения.

Не оставив дела так, ООО УК «ЖКЦ» обратилось в Вологодский областной суд с требованием признать недействующими с момента вступления в действие п.п. «з» п. 3.6.1, п. 3.6.2, п. 3.6.3, 3.6.4 – применительно к п. «з» п. 3.6.1 Правил благоустройства МО «Город Вологда».

Чтобы рассуждать предметно, приводим интересующую нас часть упомянутых Правил благоустройства:

«3.6.

Собственники и (или) иные законные владельцы зданий, строений, сооружений, земельных участков (за исключением собственников и (или) иных законных владельцев помещений в многоквартирных домах, земельные участки под которыми не образованы или образованы по границам таких домов) обязаны принимать участие, в том числе финансовое, в содержании прилегающих территорий в следующих случаях и порядке:

3.6.1. Внешняя часть границ прилегающей территории определяется на расстоянии 15 метров по периметру от границ здания, строения, сооружения, земельного участка, за исключением следующих случаев:

а) для отдельно стоящих нестационарных объектов торговли, бытового обслуживания и услуг (в том числе расположенных на посадочных площадках общественного транспорта) – 10 метров по периметру;

б) для отдельно стоящих тепловых, трансформаторных, распределительных подстанций, зданий и сооружений инженерно-технического назначения – 5 метров по периметру;

в) для гаражно-строительных кооперативов, садоводческих, дачных, огороднических некоммерческих объединений граждан, автостоянок, автозаправочных станций, автогазозаправочных станций, объектов по продаже, обслуживанию и ремонту автотранспорта – 20 метров по периметру;

г) для линий железнодорожного транспорта общего и необщего пользования – 5 метров с каждой стороны железной дороги, но не более границ охранной зоны и пределов полосы отвода железных дорог;

д) для наземных, надземных сетей и сооружений инженерно-технического обеспечения – 5 метров с каждой стороны от сетей и сооружений инженерно-технического обеспечения, но не более границ охранной зоны сетей и сооружений инженерно-технического обеспечения;

е) для рекламных конструкций – 5 метров по периметру (радиусу) основания;

ж) для площадок для установки мусоросборников – 5 метров по периметру;

з) для многоквартирных домов – в соответствии с подпунктом 3.6.2 пункта 3.6 настоящих Правил.

3.6.2. Внешняя часть границ прилегающей территории для многоквартирных домов определяется в пределах 15 метров по периметру от границ земельного участка, на котором расположен данный дом с элементами озеленения и благоустройства, но не более 15 метров от границ дома.

3.6.3.Внешняя часть границ прилегающих территорий, определённая согласно подпунктам 3.6.1, 3.6.2 пункта 3.

6 настоящих Правил, ограничивается ближайшим к зданию, строению, сооружению, земельному участку краем проезжей части дороги общего пользования или линией пересечения с внешней частью границы прилегающей территорией, определённой в соответствии с настоящими Правилами.

При перекрытии (пересечении) прилегающих территорий внешняя часть границы прилегающих территорий устанавливается на равном удалении от зданий, строений, сооружений, земельных участков.

В случае если здание, строение, сооружение, земельный участок, в отношении которых определяется внешняя часть границы прилегающей территории, граничат с охранной, санитарно-защитной зоной, зоной охраны объектов культурного наследия и иной зоной, установленной в соответствии с законодательством Российской Федерации, внешняя часть границ прилегающей территории такого здания, строения, сооружения, земельного участка не должна пересекать границы указанных зон.

3.6.4. Работы по содержанию прилегающей территории включают:

  • скашивание травы (высота травяного покрова не должна превышать 15 см);
  • уборку мусора;
  • санитарную вырубку аварийных деревьев;
  • ежедневное подметание в весенне-летний период пешеходных коммуникаций (в том числе тротуаров, аллей, дорожек, тропинок), парковок;
  • уборку снега, устранение скользкости в осенне-зимний период пешеходных коммуникаций (в том числе тротуаров, аллей, дорожек, тропинок), парковок;
  • окраску малых архитектурных форм (1 раз год в весенне-летний период);
  • очистку урн и мусоросборников от мусора по мере его накопления.».

Вологодский областной суд и Верховный Суд РФ отказали ООО УК «ЖКЦ».

Скажем сразу, оспаривать именно такой «набор» не имело большого смысла, поскольку подпункты 3.6.1. – 3.6.4. Правил благоустройства являются конкретизирующими по отношению к пункту 3.6, в котором как раз содержится положение, являющееся первопричиной всего спора, взятое не с потолка…

Дело в том, что Федеральным законом от 29.12.2017 г. № 463-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» статья 1 Градостроительного кодекса РФ (ГрК РФ) дополнена пунктами 36 и 37 следующего содержания:

«36) благоустройство территории – деятельность по реализации комплекса мероприятий, установленного правилами благоустройства территории муниципального образования, направленная на обеспечение и повышение комфортности условий проживания граждан, по поддержанию и улучшению санитарного и эстетического состояния территории муниципального образования, по содержанию территорий населённых пунктов и расположенных на таких территориях объектов, в том числе территорий общего пользования, земельных участков, зданий, строений, сооружений, прилегающих территорий;»;

«37) прилегающая территория – территория общего пользования, которая прилегает к зданию, строению, сооружению, земельному участку в случае, если такой земельный участок образован, и границы которой определены правилами благоустройства территории муниципального образования в соответствии с порядком, установленным законом субъекта Российской Федерации;».

Что можно отметить по содержанию указанных пунктов?

Во-первых, перечисление в п. 36 территории общего пользования (ТОП) и прилегающей территории (ПТ) как двух самостоятельных понятий. Перечисление их через запятую даёт повод считать, что ПТ не относится к ТОП, что это нечто…

Полная версия доступна только подсписчикам

Источник: https://www.burmistr.ru/stati/sudebnaya-praktika/prilegayushchaya-territoriya-chast-pervaya-apellyatsionnoe-opredelenie-sk-po-administrativnym-delam-/

Апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.2019 N 78-АПА19-21

Апелляционное определение ск по административным делам

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 сентября 2019 г. N 78-АПА19-21

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кириллова В.С.,

судей Зинченко И.Н. и Калининой Л.А.

при секретаре Афониной Ю.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга на решение Санкт-Петербургского городского суда от 14 мая 2019 года, которым удовлетворен административным иск общества с ограниченной ответственностью “Центр” об оспаривании пункта 910 перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, на 2019 год, утвержденного приказом комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга от 26 декабря 2018 года N 216-п.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., объяснения представителя комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга Бесовой Т.Ю. и представителя ООО “Центр” Белоуса Г.С., а также заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приказом комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга от 26 декабря 2018 года N 216-п определен перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, на 2019 год, в который под пунктом 910 включено здание с кадастровым номером 78:14:0007559:3477, находящееся по адресу: город Санкт-Петербург, Кубинская улица, дом (владение) 73, корпус 1, строение 3.

Общество с ограниченной ответственностью “Центр”, являющееся собственником данного здания, обратилось в Санкт-Петербургский городской суд с административным исковым заявлением о признании указанной нормы недействующей, ссылаясь в обоснование своего требования на противоречие оспариваемой нормы статье 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 14 мая 2019 года административный иск удовлетворен.

В апелляционной жалобе комитет по контролю за имуществом Санкт-Петербурга просит решение суда отменить и принять по административному делу новое решение об отказе в удовлетворении административного иска.

Относительно доводов апелляционной жалобы ООО “Центр” и прокурором, участвующим в административном деле, представлены письменные возражения.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений против ее удовлетворения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему выводу.

При рассмотрении и разрешении административного дела суд первой инстанции установил, что оспариваемый нормативный правовой акт принят в пределах полномочий комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга с соблюдением требований законодательства к форме нормативного правового акта и официальному опубликованию.

Проверяя соответствие содержания перечня объектов недвижимого имущества в оспариваемой части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, суд первой инстанции пришел к выводу о неправомерности включения здания с кадастровым номером 78:14:0007559:3477 в оспариваемый перечень объектов недвижимого имущества. Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации с указанным выводом суда согласилась.

Как видно из материалов административного дела и установлено судом первой инстанции при его рассмотрении и разрешении, здание с кадастровым номером 78:14:0007559:3477 включено в оспариваемый перечень объектов недвижимого имущества на основании вида фактического использования данного здания.

Удовлетворяя административный иск, суд первой инстанции исходил из того, что здание с кадастровым номером 78:14:0007559:3477 включено в оспариваемый перечень объектов недвижимого имущества с нарушением порядка определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, утвержденного постановлением правительства Санкт-Петербурга от 18 августа 2014 года N 737.

Согласно пункту 4 статьи 378.

2 Налогового кодекса Российской Федерации в целях настоящей статьи торговым центром (комплексом) признается отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), помещения в котором принадлежат одному или нескольким собственникам и которое отвечает хотя бы одному из следующих условий: 1) здание (строение, сооружение) расположено на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания; 2) здание (строение, сооружение) предназначено для использования или фактически используется в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания. При этом здание (строение, сооружение) признается предназначенным для использования в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, если назначение, разрешенное использование или наименование помещений общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) в соответствии со сведениями, содержащимися в Едином государственном реестре недвижимости, или документами технического учета (инвентаризации) таких объектов недвижимости предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания; фактическим использованием здания (строения, сооружения) в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания признается использование не менее 20 процентов его общей площади для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.

Как видно из материалов административного дела и установлено судом первой инстанции при его рассмотрении и разрешении, здание с кадастровым номером 78:14:0007559:3477 расположено на земельном участке с кадастровым номером 78:14:0007559:17, вид разрешенного использования которого имеет наименование “для размещения промышленных объектов”.

Вид разрешенного использования земельного участка с таким наименованием не может служить основанием для включения здания (строения, сооружения) в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, поскольку вид разрешенного использования земельного участка с указанным наименованием размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания не предусматривает.

Сведения Единого государственного реестра недвижимости, как видно из материалов административного дела и установлено судом первой инстанции при его рассмотрении и разрешении, не содержат сведений о помещениях в здании с кадастровым номером 78:14:0007559:3477, а документов технического учета (инвентаризации) в отношении данного здания, свидетельствующих о назначении, разрешенном использовании или наименовании помещений общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания, предусматривающем размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, в материалах административного дела не имеется.

Что касается вида фактического использования принадлежащего административному истцу здания, определенному в акте обследования от 5 сентября 2018 года как “размещение объектов бытового обслуживания”, к которым отнесен автосервис, составляющий 25 процентов общей площади этого здания, то в этой части Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что согласно указанному акту к выводу о том, что автосервис представляет собой объект бытового обслуживания исполнительный орган государственной власти Санкт-Петербурга пришел исключительно на основании визуального натурного осмотра принадлежащего административному истцу здания. Приложениями к данному акту являются только изготовленные по результатам осмотра фотографические материалы.

Между тем доказательств, свидетельствующих о том, что указанный автосервис представляет собой объект именно бытового обслуживания, а не какого-либо иного обслуживания, в том числе обслуживания юридических лиц, материалы административного не содержат. Административным ответчиком таких доказательств не представлено.

Кроме того, процедуру определения уполномоченным исполнительным органом государственной власти Санкт-Петербурга вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, расположенных на территории Санкт-Петербурга, в целях ежегодного определения на очередной налоговый период по налогу на имущество организаций перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость, устанавливает порядок определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, утвержденного постановлением правительства Санкт-Петербурга от 18 августа 2014 года N 737, в соответствии с пунктами 8 и 9 которого в случае несогласия налогоплательщика с результатами определения комитетом вида фактического использования объекта налогоплательщик вправе до 20 октября года, предшествующего очередному налоговому периоду, подать в комитет возражения на результаты определения вида фактического использования объекта. Комитет рассматривает возражения, если к ним приложены документы, подтверждающие основания возникновения у налогоплательщика обязанности по уплате налога на имущество организаций в отношении объекта, а также документы, обосновывающие изложенные в возражениях доводы. Возражения рассматриваются в течение 20 рабочих дней с даты их поступления в комитет в установленном им порядке. В ходе рассмотрения возражений комитет в утвержденном им порядке проводит повторное обследование объекта с участием представителя налогоплательщика.

Как видно из материалов административного дела и установлено судом первой инстанции при его рассмотрении и разрешении, после составления названного выше акта обследования от 5 сентября 2018 года в комитет по контролю за имуществом Санкт-Петербурга 19 октября 2018 года поступило заявление ООО “Центр” об исключении здания с кадастровым номером 78:14:0007559:3477 из оспариваемого перечня объектов недвижимого имущества, согласно которому один из арендаторов данного здания осуществляет обслуживание исключительно юридических лиц, связанное с ремонтом и техническим обслуживанием транспортных средств. Также к этому заявлению были приложены документы, свидетельствующие о расторжении с указанным арендатором договорных отношений с 30 ноября 2018 года.

Вместе с тем, как правомерно исходил суд первой инстанции, административный ответчик в нарушение приведенных выше положений порядка определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений повторное обследование принадлежащего административному истцу здания, в том числе с отложением рассмотрения возражений ООО “Центр” до 1 декабря 2018 года, не провел.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что названное заявление ООО “Центр” об исключении здания из перечня объектов недвижимого имущества является возражениями на результаты определения вида фактического использования объекта в понимании, придаваемом таким возражениям пунктом 8 названного выше порядка определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, поскольку из данного заявления однозначно усматривается, что доводы ООО “Центр” сводятся к виду фактического использования здания с кадастровым номером 78:14:0007559:3477, который по мнению заявителя должен быть определен в отношении принадлежащего ему здания. Также следует учитывать дату подачи такого заявления, а именно, после составления названного выше акта обследования и в установленный названным порядком срок.

Таким образом, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что обжалуемое решение Санкт-Петербургского городского суда об удовлетворении административного иска ООО “Центр” является законным и обоснованным.

Оснований для отмены данного решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется, поскольку указанные доводы, в том числе о том, что заявителю следовало повторно обратиться с возражениями после 30 ноября 2018 года, основаны на неверном толковании норм материального права.

На основании изложенного, руководствуясь положениями статьи 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 14 мая 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга – без удовлетворения.

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/apelliatsionnoe-opredelenie-sudebnoi-kollegii-po-administrativnym-delam-verkhovnogo-suda-rossiiskoi-federatsii-ot-20092019-n-78-apa19-21/

Определение СК по административным делам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2017 г. N 19-КГ17-33 Суд отменил принятые судебные акты по иску об оспаривании бездействия отдела МВД РФ, выразившегося в нерассмотрении заявления об оспаривании действий его сотрудников по изъятию регистрационных номерных знаков автомобиля и их удержанию без правовых оснований и направил материалы дела в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии к производству суда, поскольку гражданин вправе оспорить действия, совершенные при осуществлении производства по делу об административном правонарушении, в случае, если оно не возбуждалось и указанные действия влекут правовые последствия для гражданина

Апелляционное определение ск по административным делам

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Зинченко И.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании административный материал по кассационной жалобе Назаренко М.М.

на определение судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 17 февраля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ставропольского краевого суда от 11 апреля 2017 года в части отказа в принятии административного искового заявления Назаренко М.М. к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по Минераловодскому городскому округу Ставропольского края об оспаривании действий и бездействия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зинченко И.Н., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Назаренко М.М.

обратился в суд с административным исковым заявлением об оспаривании бездействия ОМВД России по Минераловодскому городскому округу, выразившегося в нерассмотрении заявления, действий сотрудников ГИБДД отдела по изъятию регистрационных номерных знаков автомобиля и их удержанию без правовых оснований и о возложении обязанности возвратить заявителю регистрационные знаки. В обоснование заявленных требований указал, что в 2015 году, на основании протокола, сотрудниками ГИБДД ОМВД России по Минераловодскому городскому округу у Назаренко М.М. были изъяты регистрационные номерные знаки автомобиля, на обращение заявителя от 20 декабря 2016 года с просьбой объяснить причины изъятия ответ ОМВД не дан. При этом никакого дела об административном правонарушении в отношении заявителя или других лиц в связи с изъятыми номерными знаками возбуждено не было. Данные действия и бездействие должностных лиц ОМВД Назаренко М.М. полагал незаконными и нарушающими его права.

Определением судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 17 февраля 2017 года отказано в принятии административного иска Назаренко М.М. в части признания незаконным изъятия регистрационных номерных знаков автомобиля. В остальной части административный иск оставлен без движения, установлен срок для устранения недостатков до 1 марта 2017 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Ставропольского краевого суда от 11 апреля 2017 года определение судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 17 февраля 2017 года оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Назаренко М.М. ставится вопрос об отмене определения судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 17 февраля 2017 года и определения судебной коллегии по административным делам Ставропольского краевого суда от 11 апреля 2017 года в части отказа в принятии административного искового заявления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2017 года кассационная жалоба с административным материалом переданы на рассмотрение в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив административный материал, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующему выводу.

Основанием для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке в силу статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие существенные нарушения норм процессуального права допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Из представленного административного материала следует, что, отказывая в принятии административного искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, суды исходили из того, что Назаренко М.М.

оспаривает действия должностных лиц ОМВД России по Минераловодскому городскому округу, связанные с производством по возбужденному в отношении него делу об административном правонарушении, что исключает возможность рассмотрения заявленных им требований в порядке административного судопроизводства.

Данные требования подлежат рассмотрению по правилам, регламентированным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

С такими выводами Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не согласна, поскольку они основаны на неправильном применении норм процессуального права.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации судья отказывает в принятии административного искового заявления в случае, если административное исковое заявление не подлежит рассмотрению и разрешению судом в порядке административного судопроизводства, поскольку это заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суды в порядке, предусмотренном данным кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, иных государственных органов, органов военного управления, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Главой 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусмотрен порядок производства по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Положениями части 1 статьи 218 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданину предоставлено право обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагает, что нарушены или оспорены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению его прав, свобод и реализации законных интересов или на него незаконно возложены какие-либо обязанности.

По общему правилу действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в силу части 5 статьи 1 не распространяется на производство по делам об административных правонарушениях.

Суды не вправе рассматривать в порядке административного судопроизводства дела об оспаривании решений, действий (бездействия), связанных с применением норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

К числу таких решений относятся решения, для которых главой 30 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлен порядок их обжалования, а именно постановления по делам об административных правонарушениях (также в связи с обжалованием по мотиву неразрешения в постановлении вопроса об изъятых вещах и документах, о вещах, на которые наложен арест), а также определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрено порядка обжалования решений, действий (бездействия), которые являются неразрывно связанными с конкретным делом об административном правонарушении и не могут быть предметом самостоятельного обжалования (доказательства по делу об административном правонарушении).

Доводы о недопустимости конкретного доказательства либо применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении могут быть изложены в ходе рассмотрения дела либо в жалобе на постановление или решение по делу об административном правонарушении.

В том же случае, если производство по делу об административном правонарушении прекращено, действия, совершенные при осуществлении производства по этому делу, повлекшие за собой нарушение прав, свобод и законных интересов гражданина, создание препятствий к осуществлению им прав, свобод и реализации законных интересов, незаконное возложение какой-либо обязанности после прекращения производства по делу, могут быть оспорены по правилам главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. В случае, если дело об административном правонарушении не возбуждалось, действия должностных лиц могут быть оспорены в таком же порядке.

Исходя из изложенного, гражданин вправе оспорить действия, совершенные при осуществлении производства по делу об административном правонарушении, повлекшие за собой нарушение его прав и свобод, в порядке главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в случае, если производство по делу прекращено или не возбуждалось и указанные действия влекут правовые последствия для гражданина, а иной порядок их оспаривания законодательством не предусмотрен.

В представленном административном материале не содержится сведений о возбуждении дела об административном правонарушении, судьей Минераловодского городского суда Ставропольского края не выяснены обстоятельства наличия производства по делу об административном правонарушении в отношении заявителя, имеющие существенное значение для правильного решения вопроса о принятии административного искового заявления к производству суда.

При таких обстоятельствах определение судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 17 февраля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ставропольского краевого суда от 11 апреля 2017 года подлежат отмене, а административный материал – направлению на рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение судьи Минераловодского городского суда Ставропольского края от 17 февраля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Ставропольского краевого суда от 11 апреля 2017 года отменить.

Материал по заявлению Назаренко М.М. к отделу Министерства внутренних дел Российской Федерации по Минераловодскому городскому округу Ставропольского края об оспаривании действий и бездействия направить в Минераловодский городской суд Ставропольского края для решения вопроса о принятии к производству суда.

Председательствующий Хаменков В.Б.

Гражданин, у которого изъяли автомобильные госномера, хотел в порядке административного судопроизводства оспорить эти действия и бездействие органа внутренних дел по нерассмотрению заявления.

По данному вопросу Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ отметила следующее.

В таком порядке не могут оспариваться решения, действия (бездействие), связанные с применением норм КоАП РФ. К таким решениям относятся те, для которых КоАП РФ установлен порядок их обжалования.

В то же время в определенных случаях гражданин вправе оспорить действия, совершенные в рамках производства по делу об административном правонарушении, по правилам КАС РФ. Это возможно, если производство по делу прекращено или не возбуждалось и указанные действия влекут правовые последствия для гражданина. А иной порядок их оспаривания законодательством не предусмотрен.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71773628/

Прилегающая территория. Часть первая: апелляционное определение СК по административным делам ВС РФ от 05.07.2019 г. № 2-АПА19-5

Апелляционное определение ск по административным делам

В г. Вологда в ноябре 2018 года был составлен протокол об административном правонарушении по ст. 3.

1 Закона Вологодской области «Об административных правонарушениях» в отношении ООО УК «ЖКЦ», которое, управляя домом № 51 по Советскому проспекту, допустило нарушение пунктов 3.1, 3.6.1, 4.2.

1 Правил благоустройства г. Вологды, а именно не скошена трава на сформированном земельном участке дома и прилегающей территории.

Постановлением административной комиссии в декабре того же года ООО УК «ЖКЦ» привлечено к административной ответственности, предусмотренной ст. 3.1 Закона Вологодской области «Об административных правонарушениях», назначено административное наказание в виде предупреждения.

Не оставив дела так, ООО УК «ЖКЦ» обратилось в Вологодский областной суд с требованием признать недействующими с момента вступления в действие п.п. «з» п. 3.6.1, п. 3.6.2, п. 3.6.3, 3.6.4 – применительно к п. «з» п. 3.6.1 Правил благоустройства МО «Город Вологда».

Чтобы рассуждать предметно, приводим интересующую нас часть упомянутых Правил благоустройства:

«3.6.

Собственники и (или) иные законные владельцызданий, строений, сооружений, земельных участков (за исключениемсобственников и (или) иных законных владельцев помещений в многоквартирных домах, земельные участки под которымине образованы или образованы по границам таких домов)обязаны принимать участие, в том числе финансовое, в содержании прилегающих территорийв следующих случаях и порядке:

3.6.1. Внешняя часть границ прилегающей территории определяется на расстоянии15 метров по периметру от границздания, строения, сооружения,земельного участка, за исключением следующих случаев:

а) для отдельно стоящих нестационарных объектов торговли, бытового обслуживания и услуг (в том числе расположенных на посадочных площадках общественного транспорта) – 10 метров по периметру;

б) для отдельно стоящих тепловых, трансформаторных, распределительных подстанций, зданий и сооружений инженерно-технического назначения – 5 метров по периметру;

в) для гаражно-строительных кооперативов, садоводческих, дачных, огороднических некоммерческих объединений граждан, автостоянок, автозаправочных станций, автогазозаправочных станций, объектов по продаже, обслуживанию и ремонту автотранспорта – 20 метров по периметру;

г) для линий железнодорожного транспорта общего и необщего пользования – 5 метров с каждой стороны железной дороги, но не более границ охранной зоны и пределов полосы отвода железных дорог;

д) для наземных, надземных сетей и сооружений инженерно-технического обеспечения – 5 метров с каждой стороны от сетей и сооружений инженерно-технического обеспечения, но не более границ охранной зоны сетей и сооружений инженерно-технического обеспечения;

е) для рекламных конструкций – 5 метров по периметру (радиусу) основания;

ж) для площадок для установки мусоросборников – 5 метров по периметру;

з)для многоквартирных домов – в соответствии с подпунктом 3.6.2пункта 3.6 настоящих Правил.

3.6.2.Внешняя часть границ прилегающей территории для многоквартирных домов определяетсяв пределах 15 метров по периметру от границ земельного участка, на котором расположен данный домс элементами озеленения и благоустройства,но не более 15 метров от границ дома.

3.6.3.Внешняя часть границ прилегающих территорий, определённая согласно подпунктам 3.6.1, 3.6.2 пункта 3.

6 настоящих Правил,ограничивается ближайшим к зданию, строению, сооружению, земельному участкукраем проезжей части дороги общего пользования или линией пересеченияс внешней частью границы прилегающей территорией, определённой в соответствии с настоящими Правилами.

При перекрытии (пересечении) прилегающих территорий внешняя часть границы прилегающих территорий устанавливается на равном удалении от зданий, строений, сооружений, земельных участков.

Продолжение по ссылке https://www.burmistr.ru/blog/sudebnaya-praktika/prilegayushchaya-territoriya-chast-pervaya-apellyatsionnoe-opredelenie-sk-po-administrativnym-delam-/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a69d3df4bf161c07b4caf03/prilegaiuscaia-territoriia-chast-pervaia-apelliacionnoe-opredelenie-sk-po-administrativnym-delam-vs-rf-ot-05072019-g--2apa195-5d931568c31e4900b16af5e5

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.